+7 (982) 877-10-93

Смерть в понимании Рильке

« Назад

Смерть в понимании Рильке 14.03.2016 03:09

Добрый день, дорогие читатели!

Месяц назад, 15 февраля, я писала о том, как понимает Рильке "жизнь", и говорила, что это понимание тесно связано с пониманием "смерти". Сегодня я хочу рассказать Вам именно об этом.

Leben und Tod: sie sind im Kerne eins.
(R.M.Rilke)
Жизнь и смерть: они по сути одно.
(Р.М. Рильке)

angel-325440_640

Вопрос о смерти сопровождает Рильке на протяжении всего его творчества и становится основным моментом в размышлениях о человеческой жизни. Смерть познается только в качестве конститутивной части самой жизни.
Прежде всего, смерть в «Часослове» выступает как антоним жизни, прекращение существования, противоположность жизни: В отличие от понимания жизни, пронизывающей и наполняющей все живое на земле, смерть отнесена только к людям. Объяснить это можно положением человека в структуре бытия. В отличие от растений и животных человек отделился от мира природы, создал свой мир прогресса, культуры, больших городов. Кроме того, человек отличается от всего живущего большей степенью осознанности. Немецкий философ Мартин Хайдеггер в своей работе "Вещь" пишет, что умирают только люди, только люди могут принять смерть как смерть, животные прекращают свое существование.  То есть смерть как таковая связана с осознанием возможности прекращения своего существования..
В первой части «Часослова» говориться о том, что жизнь и смерть были сотворены богом посредством слова. Смерть – это естественное прекращение жизни в отличие от убийства: Но вот злодейство смерть явило нам. ("Меня нет. Что-то сделал брат со мной"). Убийство нарушило гармонию и совершенство бытия.
Жизнь и смерть – это два звука бытия, образующих песню, музыку бога. Во многих культурах музыка понимается как гармония духовного, надмирного начала, воплощенного для человека в безмолвии и тишине, и мира земного, звучащего. Тишина и молчание присутствуют в музыке изначально и органично в виде пауз, воплощающих духовное начало.


Я - пауза меж двух ладов. Едва ли
они в Былом по-дружески живали:
и смерти лад, второй глуша,
с ним примирится в темном интервале, дрожа.
А песня все же хороша.
( «НЕТ, ЖИЗНЬ МОЯ -не та пора крутая»)


Человек - это пауза в бытии. Он несёт в себе и жизнь и смерть, они, по сути, противоположны, но гармонично объединяются в человеке. Благодаря этому песня бытия прекрасна. Однако смерть хочет преобладать над жизнью, быть важнее жизни.
В стихотворении «Не верю, чтоб она смертишка та» лирический герой говорит о малой смерти, «смертишке». Каждый день она настигает людей, но лирического героя она не тревожит:
Не верю, чтоб она, смертишка та,
кому мы каждый день глядим на темя,
была бы нам забота и тщета.
Ее угроза попросту пуста;
еще живу, и строить есть мне время,
и кровь в меня надолго налита.


«Малая смерть», «смертишка» - это такая смерть, которая настигает человека непредвиденно. Она способна наступить в любой момент.
В третьей части «Часослова» смерть становится основной темой. В стихотворении «Ты веси, Боже, - города» лирический герой рассказывает богу о трудной жизни в больших городах, где жизнь полна страданий и люди стремятся смерти, но смерть не приносит им освобождения, они умирают тяжело:
В глубоком мраке одры смерти ждут их,
их медленно тоска туда ведет.
И умирают долго, будто в путах,
и нищенкой уходят от ворот.
Эта смерть - это не их собственная смерть:
Там - смерть. Не та, что гладит и жалеет
и нежит их в младенчестве больном,
а крошка-смерть, забравшаяся в дом.
Своя же смерть висит и зеленеет
у них внутри незреющим плодом.
Собственная, «своя» смерть вытекает из внутренней обусловленности жизни. Поэтому и просит лирический герой бога дать каждому его собственную смерть:
Любому, Боже, смерть его пошли
той самой жизнью умирать, когда
в нем горе, разум и любовь прошли!
(«Любому, Боже, смерть его пошли»)
В больших городах люди не живут своей жизнью, их смерть не созревает: Своя же смерть висит и зеленеет / у них внутри незреющим плодом.
а смерть великая есть плод нутра,
и в нас он - долгожданная нужда.
Это большая, великая смерть, которой должна быть подчинена вся жизнь человека, она представляет собой результат духовной работы человека (плод нутра, горе, разум, любовь – всё то, что нетленно, что составляет основу внутреннего мира). Это зреющий внутри каждого плод:
Его лишь ради девушка встает
из арфы деревом, его лишь ради
мужает мальчик, женщина берет
девичьи страхи на себя, что клади.
Его лишь ради вечным предстает
все то, что жило некогда во взгляде,
и остается вечностью, а тот,
кто строил и ваял, в своей ограде
самовселенской держит плод, и, гладя
его, - как ветер, солнце он и лед.
В него вошла вся теплота густая,
ума и сердца жар, как жар звезды.
Но в больших городах, которые находятся на противоположном жизни полюсе бытия, смерть не созревает:
Но ангелов Твоих примчалась стая
когда еще не вызрели плоды.
Стихотворение «Мы жальче жалких тварей» продолжает тему смерти людей и раскрывает наиболее полно. В отношении смерти люди беднее животных:
Мы жальче жалких тварей,
зане у них слепая смерть зверей.
А мы, мы неподвластны даже ей.
Та жизнь, которой сейчас живут люди в больших городах, приносит им чужую и тяжелую смерть:
Лишь оттого и трудно умирать,
что нас не наша смерть идет прибрать.
Коль смерть свою не делаем мы зрелой,
другая мчит как вихорь озверелый.
Опять звучит мотив незрелого плода и не-своей смерти. В следующих строках смерть предстаёт виде нерождённого ребёнка, которого должен произвести на свет человек. И когда приходит время родов, то вместо ребёнка человек производит на свет мёртвый выкидыш:
Мы с вечностию сотворили блуд
и нашей смерти выкидыш рожаем,
когда нас родовые схватки рвут, —
печальный, горько скрюченный зародыш,
закрывший ручками глаза-зачатки,
как будто бы бежит он без оглядки,
лбом упершись в ненаступивший ужас,
и оттого в нем замирает дух.
И все кончают, мучаясь и тужась,
сеченьем кесаревых потаскух.
В словах «мы с вечностию сотворили блуд» раскрывается один из основных моментов в понимании поэтом смерти. Современный западный человек живёт так, будто он вечен, т.е. он надеется на загробную, потустороннюю жизнь. Отсюда и возникает сравнение жизни с «блудом с вечностию». Идея о потустороннем мире отвлекает человека от его жизни на земле и как результат получается, что у него нет смерти, он вечен в собственном понимании. Поэтому и жизнь свою он растрачивает напрасно. А жизнь и смерть тесно связаны друг с другом: ведь кто не может умереть, тот не способен и жить. В стихотворении «Все будет вновь огромно и могуче» лирический герой говорит о людях, что:
Не будут ждать загробного в надежде
на небеса и, смерти не боясь,
земле послушны будут, как и прежде,
к ее рукам знакомым прислонясь.
В жизни человека не должно быть ожидания потустороннего, загробного, не должно быть страха перед смертью, он должен быть обращён к этому миру, к жизни, к земле.
Человек должен осознать конечность своего бытия и отдать все силы этой жизни. Для этого он должен родить смерть или,как говорит Рильке, стать смерто-родителем. Лирический герой просит бога послать такого человека, сравнивая его с Христом. Он хочет быть предтечей этого человека, возвестить миру о его приходе (аналогия с Христом и Иоанном Предтечей – Христос принёс жизнь вечную, а смерто-родитель принесет смерть)
И часа ожидать ему вели.
И разродится смертию-владыкой
один и сам, гудя, как сад великий,
Тобою собранный вдали.
В этих стихотворениях наблюдается критика христианства, которое дало людям надежду на вечную жизнь в загробном мире, и тем самым отвлекло их от земной жизни.

В «Часослове» обнаруживаются следующее понимание «смерти» поэтом:
1. Смерть – это прекращение жизни человека, связанное с осознанием своей конечности;
2. «своя» смерть – «чужая» смерть;
3. смерть-плод.


Смерть – это отличительное качество человека от всего остального мира, только человек способен к смерти. Смерть - это звук в гармонии бытия, плод полноценной жизни человека в гармонии с окружающим миром. В большом городе не возможны ни полноценная жизнь, ни большая смерть. Смерть является итогом жизненного пути человека, плодом его жизни. Человек должен стремиться к полноценной, духовной жизни, близости к окружающему миру. В этом случае и жизнь, и смерть будут для человека естественными, т.е. «своими», процессами бытия.

 

Спасибо за внимание!!!

 

 


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: