+7 (982) 877-10-93

Закон тяготения у Рильке

« Назад

Закон тяготения у Рильке 22.02.2016 06:21

Добрый день!


В прошлый раз мы обсуждали «жизнь» у Рильке. Это понятие имеет два глобальных смысла: жизнь-вообще как подоснова всего сущего и жизнь человека. Сегодня я хотела бы поговорить об одном из основных законов жизни-вообще, которому подчиняется все сущее. Это закон тяготения. Не путать с гравитацией!!! В физическом мире действует закон гравитации, большие космические объекты создают гравитационные поля, притягивают друг друга, а закон тяготения – это закон духовного мира. Описанию этого закона посвящено стихотворение из второй книги «Часослова» «Книга о паломничестве» под названием «Лишь из оконца что-нибудь обронится…».

drop-628137_640      Лишь из оконца что-нибудь
      обронится, предмет паденья
      закон звериный тяготенья,
      весь трепеща от нетерпенья,
      подхватит, словно ветер пенье.
      Каменья, тени и растенья
      несет он миру прямо в суть.

Из первого четверостишия еще понятно, что речь идёт не о гравитации. Лирический герой говорит о законе, которому подчиняется всё сущее на земле / каменья, тени и растенья. Этому закону подчинена как живая, так и неживая природа. Сравнение с ветром указывает на его неизбежность и естественность. Слова миру прямо в суть допускают двойственность смысла: как центр земли, ядро, и как центр, суть, середина.
В средневековой онтологии имелось два термина для описания понятия веса: gravitas и pondus. Под gravitas понимался вес как груз и определялся на весах, считался присущим всему в мире. Благодаря gravitas все вещи в мире находятся во взаимном притяжении.

И у летучей доброты
любая вещь живет в опеке,
как по ночам кусты и реки,
младенцы, камни и цветы.

Во втором четверостишии говорится уже о духовных явлениях. Летучая доброта притягивает к себе, одновременно являясь защитой и укрытием. Эта доброта опекает всё сущее: кусты и реки, младенцы, камни и цветы.
Под pondus понималась вес как тяжесть, то есть стремление тела к своему онтологическому месту во взаимосвязанной структуре бытия. Объекты живой и неживой природы обладают pondus. Это не движение вниз, как под действием сил гравитации, а движение к своему месту; например у Августина Блаженного огонь стремится вверх, а камень стремится вниз под влиянием pondus.

Лишь мы из связей постоянства
надменно странствуем в пространстве
и к вольности в пустую стать.
А нужно, вверясь силам умным,
широкошумным древом стать.
В сетях обочин и тропинок
бегут от столбовых дорог,
в круг замыкаются на срок,
а кто уйти из круга смог,
так станет одинок, что инок
бывает меньше одинок.

В отличие от всего сущего, мы, то есть люди, не подчиняемся этой силе из-за своей надменности. Мы противопоставляем себя всему сущему, исключаясь из общего бытия - связей постоянства. Вместо того, чтобы ввериться этой силе, люди бегут от неё и ищут других связей.

Он должен у вещей учиться
тому, что некогда забыл.
Не может с Богом разлучиться,
кто в Божьем сердце прежде жил.

Чтобы снова включиться в бытие, человек должен стать доверчивым как ребенок и послушным как вещь. Место, к которому должен стремиться человек, - это Бог. И тогда он сможет научиться тому, что некогда забыл:
Одно уметь он должен — падать,
смиренно погружаясь в вес, —
тот, кто дерзал полетом прядать,
превыше птицы, до небес.

Стремление человека к своему онтологическому центру, к Богу, выражается в умении падать. Человек должен этому снова научиться. Этой способность человек был наделен при рождении. Но ребёнок, взрослея, утрачивает эту способность, а, следовательно, и своё место и свою близость к Богу. Это движение сравнивается с полетом птицы. Как для птицы естественно умение летать, так для человека естественно умение падать, то есть стремиться к своему месту в бытии. Падение означает для человека обретение покоя, с одной стороны, и, с другой стороны, – это свидетельство доверия богу.

(Ведь не летают больше и ангелы.
Серафимы подобьями грузных птиц
сидят вкруг Него, размышляя, –
останки птичьи, пингвинья стая,
осевшая в чахлом обличье.)

В соответствии с библейской мифологией ангелы являются совершенными, превосходящими человека существами, находящимися возле бога. Но лирический герой говорит, что ангелы, как и люди утратили свою способность найти свое место в мире, что стало причиной их упадка.
Бог является для лирического героя «Часослова» онтологическим центром, к которому должно стремиться всё сущее. Подобно тому, как в физическом мире гравитация является необходимой связью между элементами, в духовном мире такой необходимой связью является бог.
Нарушение закона тяготения приводит к нарушению равновесия бытия. Нарушить его может человек своими действиями, отдалением от бога, природы, служением собственности и индустрии (что является темой третьей части «Часослова» «Книги о бедности и смерти»).

 Спасибо за внимание!!!

Статью об этом Вы можете найти здесь

 

 

 

 


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: