8 (3462) 333-8-44

В.П. Литвинов

"Книги должны работать," - В.П. Литвинов

На этой странице вы можете свободно  скачать работы  Виктора Петровича Литвинова. Все работы размещены на сайте с согласия автора.

         Литвинов Виктор Петрович
            (в зарубежных изданиях Litvinov Viktor P.)
                   филолог и лингвист широкого профиля и философ (герменевтик, методолог);
кандидат филологических наук, профессор. Литвинов 2012 005 фото

Биография

   В.П. Литвинов родился 13 ноября 1938 года в Пятигорске в рабочей семье. Окончил в 1961  году Пятигорский государственный педагогический институт иностранных  языков (позднее названный Пятигорский государственный лингвистический университет, ПГЛУ); был школьным учителем в Черлаке Омской области, в 1962-64 гг. проходил действительную военную службу в Советской армии. С конца 1964 года и далее непрерывно работал в ПГЛУ, заведовал кафедрой немецкой филологии, в течение ряда лет был проректором университета по научной работе. Был председателем Секции иностранных языков в Северо-Кавказском научном центре высшей школы, членом Учёной комиссии по иностранным языкам при   Министерстве просвещения РСФСР. В 2007-2010 гг. по заданию ректората руководил Группой проектирования инноваций; итоговый проект «Университета пятого поколения» опубликован (В.П. Литвинов. Проектирование будущего университета. ПГЛУ, 2010). С 2013 года на пенсии.

Имеет двух дочерей. Старшая, Литвинова Татьяна Викторовна – языковед и психолог, кандидат философских наук, работает в вузах Ставрополя, публикации по философии и психологии. Младшая, Литвинова Наталья Викторовна, после замужества Фитцгиббонс Наталья (Fitzgibbons Natalia)– лингвист генеративной ориентации, PhD, публикуется в последние годы в американских изданиях.

Научная работа

С конца 1960х гг. В.П. Литвинов публиковался как германист, позднее обратился к проблемам общего языкознания (в частности, семантики и типологии языков). Его особый интерес принадлежал проблематике мышления лингвиста. В 1980х гг. он – основатель и руководитель программы по феноменологии иностранного языка. В теоретической лингвистике В.П. Литвинов, помимо германистики и типологии, имеет работы по русистике, африканистике (язык эве) и отдельные публикации по романистике, балтистике, тюркологии. Публиковался в разных странах на русском, немецком, английском и болгарском языках, участвовал в программах Ленинградской типологической группы, в том числе как соавтор известного типолога этой группы В.П. Недялкова. Подготовил более 20 кандидатов филологических наук по германистике, сравнительной типологии и общему языкознанию.

Начиная с 1970х гг. В.П. Литвинов поддерживает контакты с методологическим движением Г.П. Щедровицкого в Москве, участвует в ряде проектов этого движения. В это же время в ПГЛУ у него вызревает идея новой герменевтики (в совместной работе О.В. Карасёвым, Т.Н. Снитко и др.), к которой и Г.П. Щедровицкий проявляет интерес. Многие публикации В.П. Литвинова с 1980х гг. по настоящее время, в том числе и его проектные и методические разработки, объединены идеей «конструктивной герменевтики».

Кроме того, В.П. Литвинов участвовал в ряде программ Тверского государственного университета, Армавирской государственной педагогической академии, Тольяттинской академии управления, а по случаю также сотрудничал с Ленинградским отделением Института языкознания АН СССР, Институтом общей и педагогической психологии АПН СССР, Институтом философии АН РФ. 

О широте научных интересов В.П. Литвинова и глубине его постановки проблем даёт представление даже простое прочтение названий его публикаций по списку.

САМОРЕКЛАМА ДЛЯ САРАФАННОЙ ВИКИПЕДИИ

            Уже дважды молодые коллеги спрашивали, не хочу ли я написать о себе. Я не могу отослать их к российской Википедии, в которой данные обо мне отторгаются, поскольку я печатаюсь в периферийных издательствах, а мой Пятигорский лингвистический университет не относится к ведущим вузам страны.

            Я никогда не менял свой университет на другой, как не менял свою страну и свою жену. Можно считать это моей несовременностью или даже ограниченностью. И хотя я иногда публиковался в значительных издательствах, я всегда предпочитал те, где редакторы и корректоры не вмешиваются в мои тексты, зачастую вообще не согласуя со мной свои «улучшения». Я хотел быть сам своим редактором и корректором; признаю, что это иной раз не шло на пользу моим работам, и когда в издательстве делали электронный набор с моей машинописи, а я не успевал его проверить, впору было плакать над собственными текстами.

            Но почему я оправдываюсь? Информация обо мне есть на сайте Инны Воробей inyaz-surgut.ru / В.П. Литвинов, и там же множество моих работ в открытом доступе, а также список моих публикаций. В последующем тексте «про Литвинова» номера моих текстов даются по этому списку.

*    *     *

              Виктор Петрович Литвинов начинал свою научную деятельность как германист-исследователь немецкого языка под неформальным руководством Т.М. Недялковой, его кандидатская диссертация об «аналитических глагольных лексемах» завершена в 1970 (6) и защищена в 1972 году (9). Но ещё до завершения кандидатского исследования он опубликовал в авторитетном немецком журнале статью о двойных перфектных формах (3). Систематическая разработка проблемы «двойных перфектных образований» в дальнейшем была продолжена вместе с его аспирантом В.И. Радченко, их совместная книга опубликована тюбингенским издательством Штауффенбург в серии «Studien zur deutschen Grammatik» (78) и стала стимулом для немецких грамматистов к дальнейшей разработке этой проблематики в ряде монографий и множестве статей. Вообще теория перфектных конструкций в языках может считаться реальным вкладом Литвинова в теоретическую грамматику; кроме двух названных работ см. (22, 36, 99, 112, 135, 139). Немецкая академическая грамматика ДУДЕН активно цитирует его, начиная с грамматики 2009 года.

Литвинов проводил независимые исследования по германским, славянским, балтийским и тюркским языкам, новогреческому, а также, совместно со своим тоголезким аспирантом Кофи Агбоджо, по африканскому языку эве. Вместе с Агбоджо он участвовал в программах Ленинградской типологической группы (50, 52/77, 57/96), написав, помимо прочего, ряд работ совместно с корифеем ленинградской типологии В.П. Недялковым (47, 51, 69/84). Их работа в программном издании Оксфордского университета (69) получила высокую оценку разных рецензентов. Литвинов подготовил более 20 кандидатов наук по лингвистике, исследовавших, помимо немецкого и английского, также туркменский, японский, чеченский и эве языки. В современной лингвистике Литвинова считают специалистом по семантике и типологии языков. См. его характерную монографию «Типологический метод в лингвистической семантике» (43).

В России В.П. Литвинов известен прежде всего как методолог – в смысле общей «методологии мыследеятельности», основанной Г.П. Щедровицким.  Уже в своих ранних лингвистических работах Литвинов характерным образом акцентировал вопрос, как, какими средствами может решаться поставленный вопрос, и был внимателен к определению главного вопроса, который должен был отвечать критерию проблемности, т.е. автор был стихийным методологом и стихийным феноменологом. Естественно, что, познакомившись с Щедровицким, Литвинов активно воспринял его влияние, пребывая при этом в стороне от основного течения методологических программ. Он называл Щедровицкого своим учителем, хотя запомнил реплику ГП: «Не называй меня учителем. Мы с тобой просто нашли друг друга». Продолжение этого разговора, по воспоминанию Литвинова: «Правда, я не прошёл обучения ни в одном из твоих семинаров, но…», на что Щедровицкий ответил: «Тебе это и не нужно. Ты же родился методологом». Если сегодня попытаться определить особенность позиции Литвинова в методологическом движении, наиболее точным определением её будет, видимо, «конструктивная герменевтика». Это выражение ввёл и использует сам Литвинов с начала 2000 годов.

Несомненно, вклад Литвинова в гуманитарную философию (методологию, феноменологию, герменевтику) является более значительным, чем его результаты в лингвистике, хотя своё продвижение к будущим принципиальным решениям он начал с критического осмысления лингвистического разума. Как большинство университетских учёных, Литвинов был и теоретиком своего предмета, и методистом его преподавания. Но он обратил внимание на то, что все определения языка в теоретической лингвистике, как и в философии языка, оказываются неадекватными в применении к особой действительности иностранного языка. Будучи в это время (с 1975 года и далее) председателем Секции иностранных языков в Северо-Кавказском научном центре Высшей школы, Литвинов выступает с замыслом «теории иностранного языка» (ТИЯ), которую вместе с группой энтузиастов (О.В. Карасёвым, Т.Н. Снитко и другими) достаточно скоро переосмысливает как «феноменологию иностранного языка» (также «ксенолингвистику», англ. «xenolinguistics»).  См. публикации Литвинова (32, 42, 62, 64, 129, 133). Тогда было понято, что феномен «иностранный язык» принципиально отличен от феномена «язык», и понадобилась разработка онтологических картин одного и другого феномена. Работу по «онтологии иностранного языка» опубликовал О.В. Карасёв в тематическом сборнике «Пути к теории иностранного языка», составленном Литвиновым для скромного университетского издания (61). Заслуживает упоминания характерный факт, что подборка материалов этой рабочей группы поначалу была с большим интересом принята редакцией научного журнала СКВЦНШ, но не пошла в публикацию, поскольку все тексты этого набора получили отрицательные отзывы внешних рецензентов. Сообщество ещё не привыкло к мысли, что есть разные мышления, и что в языковедческом мышлении могут быть существенные инновации. Литвинов же сделал это обстоятельство основой целого спектра новых проблематизаций. В частности, мышление не одинаково в грамматике теоретической, нормативной и учебной, как показано в статье (15) и систематически разработано с анализом истории грамматических учений в монографии «Метаграмматический трактат» (80).

Эти исследования неизбежно должны были получить предметное расширение, которое Литвинов осуществил в проблемном семинаре «Полилогос», который он создал в Тольяттинской академии управления (в то время называвшейся «Международной академией бизнеса и банковского дела») и обобщил в принципиальной монографии «Полилогос: проблемное поле» (76). В этой книге схематизированы формы мысли в познающем (гносеология), понимающем (герменевтика) , прожективном (инженерия, социальное проектирование) и историческом мышлении, а также предложены подходы к научной типологии мышления. Попутно возникали нетривиальные проблемы проектирования знания, теории проекта, понимания как возможного научного объекта и, наконец, мышления как практики. Эти вопросы впоследствии разрабатывались , и результаты публиковались. См. (60, 68/106, 70, 72, 87, 88, 97, 104, 108, 122, 136, 137, 140, 145, 160, 161). Решались также вопросы о мышлениях, не оснащённых культурными «мегамашинами», в частности, ситуационном, философском и поэтическом мышлении (соотв. (73, 108/116, 121)). Обсуждались конструкции мысли отдельных корифеев науки и философии, например, в монографиях о мышлении Н. Хомского (83) и Г.П. Щедровицкого (103, 105, 128).

Можно ли охарактеризовать вклад Литвинова в современное мышление, перечислив то, что сделал именно он в отличие от всех предшествующих прецедентов? Попробуем дать это списком:

  1. Литвинов ввёл схему «феномена» и показал перспективу формализации феноменологического мышления.
  2. Литвинов ввёл понятие «пространства содержания» на базе трёхплоскостной схемы ортогональных предметных полаганий (гетеротопных и гетерохронных «действительностей», с их интерпретацией через взаимное отображение).
  3. Литвинов привёл к научной форме традиционное понятие «герменевтического круга» (на основе движения интерпретатора между плоскостями в «пространстве содержания»). Понятие «герменевтической вилки» также впервые употреблено им ( в монографии о типологическом методе). 
  4. Литвинов ввёл понятие «полилогоса» (в смысле множественного логоса, его не надо путать с «полилогом» в теориях диалога). В монографии «Полилогос» схематизированы разные «интеллектуальные практики» или, соответственно с необходимым смысловым сдвигом, «мышления».
  5. Литвинов последовательно осуществляет конструктивизацию герменевтики, как системы явленных «на досках» интерпретаций. Понятие «конструктивной герменевтики» предложено им также как возможное переосмысление методологии, см. в частности (125).
  6. Литвинов – самый значительный критик лингвистического разума на конструктивно-герменевтическойц основе. Ему принадлежит идея многих лингвистик и гипотеза о лингвистике как особой рациональности (в развитие философии  Ч. Пирса и программы linguistic turn в британском постпозитивизме).
  7. Литвинов – организатор и главный разработчик программы «феноменологии иностранного языка», пятигорской версии ксенолингвистики.
  8. Литвинов осуществил феноменологическую редукцию «мышления» (в развитие поисков Щедровицкого в этой области с учётом его мысли о «полихронности» актуального мышления), см. особенно  его обширный доклад «Понятое мышление», опубликованный методологическим альманахом «Кентавр» (122).
  9. Литвинов показал интересные образцы мышления как практики, в частности в «Работе логоса, предъявленной в размышлениях», см. (116), но, может быть, особенно показательно в статье «Действительность Бога» (162), где мысль автора движется в диалогах со «свидетелями мира логоса», осуществляя на каждом шаге практически значимый сдвиг понятия. Здесь учёный создаёт не « тексты знания», а «тексты мышления» (различие, введённое Литвиновым, в частности, для интерпретации философского мышления).  Исследователь делает собственную мысль полигоном для исследования проблемы мышления, несомненно главного предмета его научного интереса.

Начиная с 2007 года, Литвинов сосредоточился на проблематике перепостроения университетского дела. Возглавив Группу проектирования инноваций в Пятигорском государственном лингвистическом университете, он поставил на службу этой новой задачи свои мысли о «гуманитарных технологиях» (92), свой опыт работы с тольяттинскими реформаторами вуза (А.П. Зинченко и др.) и свой методологический и герменевтический багаж. Монография (144) обобщает работу Группы в интерпретации её руководителя.

Центральная мысль в основе проекта будущего университета – выявление главного противоречия в современном университете (им оказывается разрыв между установками на выращивание учёных и подготовку профессиональных практиков) и задание опосредствующего звена-«объекта» для частей противоречия. В качестве такового осуществлено полагание понятия «гуманитарные технологии» и программа его реализации в материале организационных форм «университета четвёртого поколения» (если господствующий «гумбольдтовский университет» считать университетом третьего поколения в европейском образовании).

В работе над этим проектом проведено уточнение понятия социальной инноватики (с отдельной публикацией руководителя о «реалистическом идеализме инновационного мышления (130)), а далее переопределение принципиальных понятий: практики (в том числе с различением компетенций в учении и в практике после университета (150)), науки (с важнейшей схемой особого феномена университетской науки (144, стр.177)), методики, информации и знания, содержания образовательного дела, гуманитарной практики и гуманитарной технологии, идеологии образовательных программ. Попутно поставлены вопросы о проектировании организационных форм вуза (кафедр, проблемных групп, публикаций и пр.), о соотношении подотчётности и ответственности автономного вуза, и другие. См. также работы Литвинова (149, 155, 156). На новой кафедре социальной инноватики в ПГЛУ Литвинову был поручен курс введения в методологию, его учебное пособие «Введение в методологию. Материалы к университетскому курсу» опубликовано (153) и широко рекламируется в Интернете конкурирующими издательствами. Видимо, это сейчас – самая читаемая книга Литвинова.

Можно продолжить список мыслительных новаций, составляющих вклад Литвинова в научную культуру с учётом его проектной деятельности:

10.  Понятие «прицельного научного поиска».                                         

      11.  Уточнение и формализация понятия «гуманитарной технологии».                  

      12.  Оригинальный проект «университета четвёртого поколения».

*     *     *

      Я возвращаюсь к изложению от первого лица. Я не могу надёжно смоделировать «автора статьи о В.П. Литвинове», тем более не могу от себя, в форме «Я», рассказывать о «моём вкладе в науку». Разумеется, там могут быть другие акценты, и частично отличное содержание, и иное перечисление новаций в составе «вклада». Другой автор (другие авторы в моём воображении) мог (могли) бы говорить, например, так:

            «Если вы задумались над вопросом о герменевтике мышления, не премините принять к сведению книгу Литвинова о философии Щедровицкого».

            Или: «Если вы запали на модную программу “радикального конструктивизма” на Западе, рекомендуем Вам более полнокровные версии конструктивизма в российской философии Щедровицкого и Литвинова».

            Или: «Если вы считаете, что Литвинов плохо продолжает дело Щедровицкого, задумайтесь, не делает ли Литвинов собственное дело, отличное от дела методологов».

            И этот «другой автор» может думать не о философии (методологии), а о семантике (лингвистике) и говорить, например, так:

            «Если вы всё ещё спрашиваете о “самой лучшей” (или: “современной”, или, прости Господи, “правильной”) лингвистике, позвольте работам Литвинова сделать вас более трезвыми; думайте, в частности, об отношениях знания и деятельности и о мышлении языковеда как практике».

            Или: «Литвинов, конечно, внёс важнейший вклад в когнитивную науку, показав на убедительных схемах действительность значения, понимания, содержания, смысла, интенции речевого акта, а также мышления, которое он отличал от простого думания. Важно и его обновлённое понятие логоса. Но почему он критикует когнитивизм?».

            Если мои фантазии производят впечатление пустого бахвальства, друзья, будьте снисходительны. Это же всего лишь сарафанная Википедия (правда, институт, уже некоторым образом существующий в Сети без этого названия).

В.П. Литвинов

СПИСОК ТРУДОВ В.П. ЛИТВИНОВА

 НЕОПУБЛИКОВАННЫЕ РАБОТЫ В.П. ЛИТВИНОВА 

 

  ОПУБЛИКОВАННЫЕ РАБОТЫ 

12. О выходе грамматики в систему текста (Контексты артикля)

14. Проблема теории семантики в свете семантических парадоксов

17. Вербализация проблемы в научной деятельности

18. Заметки о переводимости

19. Артикль как слово

20. О трактовке переходных предикатов у У.Чейфа

 21. Кардинальные аспектуальные семы и аспектуальность немецкого глагола

 22. Периферия категории времени в немецком языке (Давление семантики на грамматику)

23. Переход к двуязычию в процессе освоения иностранного языка и значение курса сравнительной типологии

24. СТРАТЕГИЯ ПРИЦЕЛЬНОГО НАУЧНОГО ПОИСКА

26. Лингвистическая теория для учителя иностранного языка

27. К ПРОБЛЕМЕ «быть»/«иметь» В ТРАКТОВКЕ Н.Л. ХАЛДОЯНИДИ

28. К проблеме семантического факта

30. ОСНОВНЫЕ КОНТРАСТЫ ГЕРМАНО-РОМАНСКОГО И ТЮРКСКОГО ЯЗЫКОВОГО СТРОЯ

33. Свойства энумеративных предикатов

35. Содержание и объём синтаксического значения

36. Движение теоретического понятия (на материале «перфекта»)

39. Modus relativus балтийских языков с типологической точки зрения

​53. Der Modus relativus baltischer Sprachen aus typologischer Sicht

43. ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД В ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ СЕМАНТИКЕ

47. ДИАЛОГ О ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРОЛОГИИ

49. О составе категорий глагола в языке эве

50. (with K.Agbodjo) Resultative in Ewe // Typology of Resultative Constructions

59. Культурное пространство педагогики и педагогическая культура учителя

60. РЕФЛЕКСИВНАЯ ЗАДЕРЖКА КАК ВХОД В ПРОСТРАНСТВО СОДЕРЖАНИЯ

63. ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЙ ПОВОРОТ В ЛИНГВИСТИКЕ

65. Герменевтика одного слова: нем. Gretchenfrage

67. ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ – АНАЛИТИК СОВЕТСКОГО МЕНТАЛИТЕТА (ЭКСПОЗИЦИЯ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМЫ) 

73. Полилогическое определение языковой ситуации

 74. Необязательные интерпретации. Об 11-м тезисе Маркса 

75. Экспромт по поводу афронта Льва Шестова против «понимания»

76. ПОЛИЛОГОС: ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ. ОПЫТ 1 И 2

79. Язык как эйреногенный фактор

81. Предикаты с глаголами понимания и их номинализации 

86. Homo grammaticus (лейтмотив с вариациями на темы философской антропологии)

87.О лингвистическом основании социальных наук (I-III) / Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета - № 3, 1998

89. Рецензия на: Heide Wegener (Hrsg.) DEUTSCH KONTRASTIV. TYPOLOGISCH-VERGLEICHEDE UNTERSUCHUNGEN ZUR DEUTSCHEN GRAMMATIK

92. МЫСЛИ К ОБСУЖДЕНИЮ ПРОБЛЕМАТИКИ ГУМАНИТАРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

93. Актуальность атеизма

94. О НЕМЕЦКИХ ПРЕДИКАТАХ ТИПА …WAR TANZEN

97. ДЕДУКЦИЯ КАТЕГОРИЙ КАК МЕТАЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА (логические свойства мю-оператора)

 102. Герменевтическая интерпретация «Катыни» Фредерики Майрёкер

 103. МЫШЛЕНИЕ ПО ПОВОДУ ЯЗЫКА В ТРАДИЦИИ Г.П. ЩЕДРОВИЦКОГО

109. Германское языкознание сегодня

113. (с С.А.Ореховой) Подсистема sollen/wollen в системе немецких модальных глаголов

115. КАК РАБОТАТЬ В ГЕРМЕНЕВТИКЕ С КАТЕГОРИЕЙ "СОЗНАНИЕ"

119. Принципы эйренологии

120. ТРУДНОСТИ ПОЭТИКИ 

121. ГЕРМЕНЕВТИКА И ПОЭЗИЯ. ОПЫТ КОНСТРУКТИВНОЙ МИСТИФИКАЦИИ

125. КОНСТРУКТИВИЗМ В ГЕРМЕНЕВТИКЕ

126. ВОПРОС О ГРАНИЦАХ ЛИНГВИСТИКИ

127. ТРАНСФИГУРАЦИЯ ЦИТАТЫ В ЛЕКСИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ

129. FREMDERFAHRUNG ALS FUNKTION DER INTERKULTURELLEN KOMPENENZAUSBILDUNG

133. ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК КАК ОБЪЕКТ ТЕОРИИ И КАК УЧЕБНЫЙ ПРЕДМЕТ

135. QUESTIONNAIRE FOR A TYPOLOGY OF DOUBLE PERFECT CONSTRUCTIONS

136. ФЕНОМЕН СЛОВА

137. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ЗНАКА

138. УНИВЕРСИТЕТ ПРОТИВ ПОШЛОЙ НАУКИ И ПОШЛОЙ ПРАКТИКИ

139. ОДИН ВТОРОСТЕПЕННЫЙ ВОПРОС ОБ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII ВЕКА В КОНТЕКСТЕ ПЕРВОСТЕПЕННОЙ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ГРАММАТИКИ 

140. ИНФОРМАЦИЯ, ЗНАНИЕ В АНАБИОЗЕ

141.УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ – АКТУАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА СОЦИОЛОГИИ

142. СЕРЬЁЗНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ИННОВАЦИИ

144. ПРОЕКТИРОВАНИЕ БУДУЩЕГО УНИВЕРСИТЕТА

145. ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЙ КРУГ КАК МЫСЛИТЕЛЬНАЯ ФОРМА

146. ПЕРСПЕКТИВА ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

147. НЕСУЩЕСТВУЮЩЕЕ СЛОВО MATERIATUR И ЕГО ДЕНОТАТЫ

148. СОБЫТИЕ ВЫСОЦКОГО. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ НОВОГО ОПЫТА

149. ТЕХНОЛОГИЯ КАК НЕОБХОДИМОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ НА ИННОВАЦИЮ

150. ОБРАЗ ВЫПУСКНИКА УНИВЕРСИТЕТА В ТЕРМИНАХ КОМПЕТЕНЦИЙ

151. КАК ВОЗМОЖНА ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКОЛОГИЯ

152. AКТУАЛЬНОСТЬ ЗАДАЧИ ТЬЮРИНГА (CAN MACHINES THINK?) 

154. ГЕРМЕНЕВТИКА СОВЕСТИ

155. КУРС МЕТОДОЛОГИИ В УНИВЕРСИТЕТЕ: УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ И МЕТОДИКА РАБОТЫ

156. АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ В ПРОБЛЕМЕ ГУМАНИТАРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

158. ВВЕДЕНИЕ В МЕТОДОЛОГИЮ. МАТЕРИАЛЫ К УНИВЕРСИТЕТСКОМУ КУРСУ

159. МИНИМАЛИСТСКАЯ ПРОГРАММА ДЛЯ ГЕРМЕНЕВТИКИ

160. КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ СОВЕСТИ

161. АСПЕКТЫ ПОЗИТИВНОЙ КРИТИКИ ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКОГО РАЗУМА

162.  ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ БОГА (Религиозный опыт и гуманитарные технологии)

163. ЯЗЫК ПИРАХА В ФОКУСЕ ВОПРОСА О МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ